Думаю...о...смерти. Продолжение

0
261
views

Мы так боимся смерти, потому что боимся жизни. Это все равно как верить в Бога. Чем искреннее веришь в существование чего-то возвышенного, тем ярче понимание и приятие того, что бездна также является частью этого мира. Неотъемлемой частью, имеющей право на существование. А нам надо просто иметь здравый смысл, чтобы не потерять самого себя от страха. Или не расстаться с жизнью от испуга.

Мы боимся жизни. Ненавидим ее за то, что страшимся ее. Мы не любим ее, не ощущаем ее ценности, не признаем ее важности. И живем, не замечая жизни как таковой. Существуя тем, что видим. Не подозревая, что она— нечто большее, чем глаза наши могут увидеть.

Мы обозлены на жизнь, потому что она ничего нам не дала. Ты ждешь от нее многого, а она не дает тебе ничего. Ты пытаешься достичь чего-то, но единственное, что обретешь в конце, — ужасающее безмолвье слезы, застывшую слезинку на мертвенно-бледной щеке.

Ты горишь, сгораешь, дрожишь и мчишься… Спотыкаешься в тумане обманчивой иллюзии. Топишься в своих мечтах. Не слышишь крика своей души, пытающейся как-то достучаться до больного сознания: ей не так уж много надо… (Все это, перефразируя мое стихотворение. 🙂 —Винсент)

Ей так мало нужно… Но даже эта чуточка того, что несет покой, радость и осознание того, как все-таки прекрасна жизнь и здесь, и там, неприступна, недоступна. Затерялась, пропала и всякое такое… Потому что никто ее и не ищет. Потому что никому она и не нужна. Ни для кого другого, ни для себя. А зачем? О, у нас есть цели, идеи, идеалы, мысли, мечты и т.д. т.п. Но, спрашивается, хоть что-нибудь из этого барахла и средств его достачи нужно именно тебе? Что-нибудь есть только твое и ничье больше? Тупые, отдающие сумасшествием и аутом вопросы.

Продиктованные безумием и одичалостью, никому не нужные вопросы. И ярко светящиеся в глазах ответы: «Что за чушь?! Сумасшедший здесь! Чужой. Не наш. Не нужен. Точка. Пошел вон!» С насмешкой и недоуменным пожатием плечами.

А на его лице горькая усмешка. Так и желающая показаться насмешка. Не слышат. Не видят. Не ощущают. Не знают, что эта жизнь—не их. Они отреклись от нее. И им плевать, что никто дар небес не проживет за них самих.

У них нет жизни. И нет ее обратной стороны. Конец все равно придет. Который не имеет к нам никакого отношения. Когда мы здесь, смерть еще не пришла. Когда смерть здесь, нас уже нет.

Вообразите себе жизнь без конца. От отчаяния мы бы каждый день пытались себя убить.

(Ж.Ренар).


От пустого бессмысленного существования. Его-то и надо бояться. И дикой усталости, если все-таки жизнь стоит чего-то. Твоя для тебя.

Устала от усталости. От всего, что она значит, от всего, что за этим кроется. Это не состояние ума. Это состояние само по себе. Каждый день в мыслях, словах, ощущениях, жаре эта треклятая фэтик. Никак не могу отвертеться, отвернуться, отделаться, скрыться наконец.

Смерть меняет все. Почти смерть ничего не меняет. А усталость еще хуже.

Уход — проявление слабости. Остаться — проявить силу, которой, в общем-то, никогда и не было…

Показалось, что это сила. Ужас похожести. Маска. А так… Слабость. Усталость. Жар. Оцепенение. Отупение. Безумие……

Предыдущая запись